Стихи про Эдуарда

Еще

Читать лучшие стихи Эдуарда Асадова о любви, о жизни, как много тех, лечь в постель, которые легко читаются и учатся.

Нажмите левой кнопкой мыши на картинку, чтобы увеличить ее и скачать в более высоком качестве.

Стихи про ЭдуардаСтих о любви Эдуарда Асадова — Она была так хороша собой…

  • Стихи про ЭдуардаЛучшие стихи Эдуарда Асадова — Любовь
  • Стихи про ЭдуардаЧитать стихи Эдуарда Асадова о жизни — Да, так уж устроено у людей
  • Стихи про ЭдуардаЛучшие стихи Эдуарда Асадова о любви — Я могу тебя очень ждать
  • Стихи про ЭдуардаВсе стихи о любви Эдуарда Асадова — Я любил. Читать онлайн
  • Стихи про ЭдуардаЛегко учащиеся стихотворение Эдуарда Асадова — Чудачка
  • Стихи про ЭдуардаО любви стих Эдуарда Асадова — Слово о любви
  • Стихи про ЭдуардаЧитать стих Эдуарда Асадова о войне — Письмо с фронта
  • Стихи про ЭдуардаБесплатно читать стихи Эдуарда Асадова — Одно письмо
  • Стихи про ЭдуардаКороткое стихотворение Эдуарда Асадова о жизни, про золотую рыбку
  • Стих Эдуарда Асадова о любви и жизни — Ревность
  • Читать бесплатно стих Эдуарда Асадова — Слово о любви

2018-06-20

Стихи Эдуарда Асадова

https://cepia.ru/images/u/pages/asadov-stihi-cover-1129.jpg

2021-05-07

https://cepia.ru/asadov-stihi

Автор Михаил Романов

Поиск по сайту

Духовные стихи Эдуарда Асадова

С вами духовный психолог Фатеева Елена.

Продолжаю рубрику “Духовная поэзия”.

Духовные стихи Эдуарда Асадова. В 17 лет Эдуард Асадов добровольцем отправился на фронт. В возрасте 21 года во время боев за Севастополь поэт навсегда потерял зрение. В ночь с 3 на 4 мая 1944 он получил тяжелое осколочное ранение, но, даже теряя сознание, выполнил боевую задачу. С тех пор до конца своих дней Эдуард Асадов был вынужден носить черную повязку на глазах.

Для вас лучшие слова великого поэта, которые дышат любовью, радостью жизни и верой в добро.Стихи про Эдуарда

Пока мы живы, можно все исправить…
Все осознать, раскаяться… Простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить…

Пока мы живы, можно оглянуться…
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы… Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли-
Мы их простить при жизни не успели,
А попросить прощенья, — Не смогли…

Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает несколько минут
Понять – о Боже, как мы виноваты…

И фото – черно-белое кино.
Усталые глаза – знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

  • За не звонки, не встречи, не тепло.
  • Не лица перед нами, просто тени…
    А сколько было сказано не то,
    И не о том, и фразами не теми.
  • Тугая боль – вины последний штрих –

Скребет, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают…мы себя-не можем.

…………………………………..

Бывает дефицит финансов,
Железа дефицит — в крови,
Бывает мало в жизни шансов,
Но хуже — дефицит любви.

Тем, кто женился по «залёту»,
Хочу сказать: ваш брак не плох.
«Залёт» подобен самолёту,
В котором двигатель заглох.

Тем, кто женился по привычке,
Хочу открыть один секрет:
Ваш брак большой подобен спичке,
В которой, правда, серы нет.

И быт уютливо-угрюмый

Не разожжёт огня в крови.
Поверьте мне, что даже юмор
Не лечит дефицит любви.

Тем, кто женился по расчёту,
Возможно, больше повезло
И не сводя друг с другом счёты
Живут они «друзьям» назло,

Подобно вложенным банкнотам:
Жизнь — долгосрочный депозит.
Они в любви давно банкроты —
Не ощущают дефицит.

Те, кто женат на голом теле
И только телом дорожит,
Покуда нет проблем в постели,
Не испытают дефицит.

Но стоит телу «разрыхлиться»
И потерять «товарный вид» —
Захочется пережениться.
Наступит «телодефицит».

И чтоб семья могла сложиться,
Нам пары нужно создавать
Не с тем, с кем хочется ложиться,
А с тем, с кем хочется вставать.

…………………………………

Когда мне встречается в людях дурное,
То долгое время я верить стараюсь,
Что это, скорее всего, напускное,
Что это случайность. И я ошибаюсь.

И, мыслям подобным ища подтвержденья,
Стремлюсь я поверить, забыв про укор,
Что лжец, может, просто большой фантазер,
А хам, он, наверно, такой от смущенья.

Что сплетник, шагнувший ко мне на порог,
Возможно, по глупости разболтался,
А друг, что однажды в беде не помог,
Не предал, а просто тогда растерялся.

Я вовсе не прячусь от бед под крыло,
Иными тут мерками следует мерить.
Ужасно не хочется верить во зло,
И в подлость ужасно не хочется верить!

Поэтому, встретив нечестных и злых,
Нередко стараешься волей-неволей
В душе своей словно бы выправить их
И попросту «отредактировать», что ли!

Но факты и время отнюдь не пустяк.
И сколько порой ни насилуешь душу,
А гниль все равно невозможно никак
Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши.

Ведь злого, признаться, мне в жизни моей
Не так уж и мало встречать доводилось.
И сколько хороших надежд поразбилось,
И сколько вот так потерял я друзей!

И все же, и все же я верить не брошу,
Что надо в начале любого пути
С хорошей, с хорошей и только с хорошей,
С доверчивой меркою к людям идти!

Пусть будут ошибки (такое не просто),
Но как же ты будешь безудержно рад,
Когда эта мерка придется по росту
Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

Пусть циники жалко бормочут, как дети,
Что, дескать, непрочная штука – сердца…
Не верю! Живут, существуют на свете
И дружба навек, и любовь до конца!

И сердце твердит мне: ищи же и действуй.
Но только одно не забудь наперед:
Ты сам своей мерке большой соответствуй,
И все остальное, увидишь, – придет!

……………………………………..

Скажите, Вы когда-нибудь любили?
Скажите, в Вашем доме плыл рассвет?
А голуби над головой кружили
Свой самый белый в мире менуэт?

Скажите, в Вашей спальне пела вьюга?

А Вы читали ей свои стихи?
А в каждом взгляде Вы искали друга
И брата, как лекарство от тоски? А Вы когда-нибудь стояли на вокзале,
Вдыхая сложный запах поездов,
А Вам казалось, что Вы в тронном зале
Почти что задохнулись от духов?

Скажите, Вы когда-нибудь рыдали
Навзрыд от счастья горького с утра?
А душу на салфетках отдавали
Редакторам, ревнителям пера?

А Вы надеялись на Божью волю?
А в осень с листьями летали в свет?
А Вы благословляли свою долю,
Когда любовь предаст
И больше нет надежд?

А Вы смиряли строгую гордыню,
Пытаясь одолеть свои пути?
А Вы любили так, что даже имя
Вам больно было вслух произнести?

  1. И если Вам хоть чуточку знакома
    Ошибок рябь моей шальной руки,
    То, значит, это Вам, а не другому,
    Я написала все свои стихи
  2. …………………………….
  3. Как много тех, с кем можно лечь в постель,
    Как мало тех, с кем хочется проснуться…
    И утром, расставаясь обернуться,
    И помахать рукой, и улыбнуться,
    И целый день, волнуясь, ждать вестей.
  4. Как много тех, с кем можно просто жить,
    Пить утром кофе, говорить и спорить…
    С кем можно ездить отдыхать на море,
    И, как положено – и в радости, и в горе
    Быть рядом… Но при этом не любить…

Как мало тех, с кем хочется мечтать!
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке…
И счастья большего не знать и не желать.

Как мало тех, с кем можно помолчать,
Кто понимает с полуслова, с полу взгляда,
Кому не жалко год за годом отдавать,
И за кого ты сможешь, как награду,
Любую боль, любую казнь принять…

Вот так и вьётся эта канитель –
Легко встречаются, без боли расстаются…
Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
И мало тех, с кем хочется проснуться.

  • Как много тех, с кем можно лечь в постель…
    Как мало тех, с кем хочется проснуться…
    И жизнь плетёт нас, словно канитель…
    Сдвигая, будто при гадании на блюдце.
  • Мы мечемся: – работа…быт…дела…
    Кто хочет слышать- всё же должен слушать…
    А на бегу- заметишь лишь тела…
    Остановитесь…чтоб увидеть душу.
  • Мы выбираем сердцем – по уму…
    Порой боимся на улыбку- улыбнуться,
    Но душу открываем лишь тому,
    С которым и захочется проснуться…

…………………………………………..

Она вошла, совсем седая,
Устало села у огня,
И вдруг сказала «Я не знаю,
За что ты мучаешь меня.

Ведь я же молода, красива,
И жить хочу, хочу любить.
А ты меня смиряешь силой
И избиваешь до крови.

Велишь молчать? И я молчу,
Велишь мне жить, любовь гоня?
Я больше не могу, устала.
За что ты мучаешь меня?

Ведь ты же любишь, любишь, любишь,
Любовью сердце занозя,
Нельзя судить, любовь не судят.
Нельзя? Оставь свои «нельзя».

Отбрось своих запретов кучу,
Cейчас, хоть в шутку согреши:
Себя бессонницей не мучай,
Сходи с ума, стихи пиши.

Читайте также:  Душевные и трогательные поздравления с днем рождения маникюрщице в стихах

Или в любви признайся, что ли,
А если чувство не в чести,
Ты отпусти меня на волю,
Не убивай, а отпусти».

И женщина, почти рыдая,
Седые пряди уроня, твердила:
«Я не знаю, за что ты мучаешь меня».
Он онемел.

В привычный сумрак
Вдруг эта буря ворвалась.
Врасплох, и некогда подумать:
«Простите, я не знаю Вас.

Не я надел на Вас оковы»
И вдруг спросил, едва дыша:
«Как Вас зовут? Скажите, кто Вы?»
Она в ответ: «Твоя Душа».

…………………………………….

Ах, как все относительно в мире этом!
Вот студент огорченно глядит в окно,
На душе у студента темным-темно:
“Запорол” на экзаменах два предмета…

Ну а кто-то сказал бы ему сейчас:
– Эх, чудила, вот мне бы твои печали?
Я “хвосты” ликвидировал сотни раз,
Вот столкнись ты с предательством милых глаз –
Ты б от двоек сегодня вздыхал едва ли!

Только третий какой-нибудь человек
Улыбнулся бы: – Молодость… Люди, люди!..
Мне бы ваши печали! Любовь навек…
Все проходит на свете. Растает снег,
И весна на душе еще снова будет!

Ну а если все радости за спиной,
Если возраст подует тоскливой стужей
И сидишь ты беспомощный и седой –
Ничего-то уже не бывает хуже!

А в палате больной, посмотрев вокруг,
Усмехнулся бы горестно: – Ну сказали!
Возраст, возраст… Простите, мой милый друг.
Мне бы все ваши тяготы и печали!

Вот стоять, опираясь на костыли,
Иль валяться годами (уж вы поверьте),
От веселья и радостей всех вдали,
Это хуже, наверное, даже смерти!

Только те, кого в мире уж больше нет,
Если б дали им слово сейчас, сказали:
– От каких вы там стонете ваших бед?
Вы же дышите, видите белый свет,
Нам бы все ваши горести и печали!

Есть один только вечный пустой предел…
Вы ж привыкли и попросту позабыли,
Что, какой ни достался бы вам удел,
Если каждый ценил бы все то, что имел,
Как бы вы превосходно на свете жили!

…………………………………..

Стихи про Эдуарда

  1. Если вы хотите научиться управлять своей РЕАЛЬНОСТЬЮ и своей ЛИЧНОСТЬЮ через силу энергии СЛОВ, достигнув при этом здоровья души и тела, радости каждого дня, общения и ускоренного получения того, что вы пишите Словом в виде ваших целей, то присоединяйтесь к моему авторскому уникальному (в нем нет методов аффирмаций и НЛП) базовому тренингу «СЛОВА – ПРОГРАММЫ ЖИЗНИ. УПРАВЛЕНИЕ РЕАЛЬНОСТЬЮ ЧЕРЕЗ СЛОВО» ПРЯМО СЕЙЧАС здесь, нажав на банер ниже
  2. Стихи про Эдуарда
  3. Стихи про Эдуарда

………………………………..

Если вам была полезна эта статья, то пишите ниже комментарии и поделитесь с друзьями в соц. сетях! Заранее благодарна, Фатеева Елена

Эдуард Асадов и Галина Разумовская. Любовь с широко открытыми сердцами

?

Previous Entry | Next Entry

astori_18Эдуард Асадов по праву считался певцом любви в Советском Союзе. Его книги раскупались мгновенно, его стихи переписывались в тетрадки. А самое пронзительное стихотворение он посвятил своей супруге, Галине Разумовской, которую никогда не видел.

Эдуард Асадов и Галина Разумовская.Он начал писать стихи еще в начальной школе. И мечтал о том, что поступит в литературный или театральный институт. Но началась Великая Отечественная война. Именно война наложила отпечаток на всю дальнейшую судьбу Эдуарда Асадова. Он из тех, кто надел гимнастерку сразу после выпускного. Он выжил в этой чудовищной военной мясорубке, но навсегда погрузился в темноту.Эдуард Асадов в июне 1941 года. Его боевой расчет должен был доставить боевой запас на передовую. Немецкий снаряд, разорвавшийся с ним рядом, едва не лишил его жизни. Истекающий кровью после ранения, он отказался возвращаться, не выполнив задания. Снаряды были доставлены в срок, а потом медики двадцать шесть суток боролись за то, чтобы сохранить ему жизнь.

Эдуард Асадов в начале войны.Ему исполнился всего 21 год, когда врачи огласили свой приговор: вечная слепота. Казалось, что жизнь рушится, так и не начавшись. Но по признанию Эдуарда Асадова, помогли ему справиться с депрессией шесть девушек, которые регулярно навещали молодого героя в госпитале. Одна из них, Ирина Викторова, стала его первой женой.

Ирина Викторова, первая жена поэта.Позже Эдуард Асадов в письме другу признается, что связал свою жизнь не с тем человеком. Будет трудный развод и разрушенные отношения с сыном. Но до этого молодой и очень организованный юноша, несмотря на полную слепоту, начнет писать стихи, поступит в Литературный институт.

Эдуард Асадов.Первый успех пришел к нему тогда, когда стихи его опубликовали в журнале «Огонек» с легкой руки Корнея Чуковского, которому отправил Асадов свои творения впервые, еще находясь в госпитале. Корней Иванович раскритиковал творчество юного поэта, но при этом настоятельно посоветовал Асадову не бросать начатое, написав ему: «…Вы – истинный поэт. Ибо у Вас есть то подлинное поэтическое дыхание, которое присуще только поэту!»

Эдуард Асадов.С этого момента жизнь его снова круто изменится. Он станет писать о самом главном человеческом качестве – способности любить. Критики относились к его творчеству весьма снисходительно, считая его произведения слишком простыми. Зато трудно было найти человека, который бы не знал стихов Асадова. Всенародная любовь и признание были ответом критикам.Творческие вечера с участием любимого поэта неизменно собирали полные залы. Люди узнавали себя в его произведениях и писали письма благодарности и признательности за столь точное описание чувств. Никто и не догадывался, насколько поэт одинок в личной жизни. Но все изменила одна-единственная встреча.

Эдуард Асадов и Галина Разумовская.На одной из литературных встреч актриса Москонцерта Галина Разумовская попросила пропустить ее выступление вперед, так как она боялась опоздать на самолет. Она должна была читать стихи женщин-поэтов. Асадов тогда пошутил, что мужчины тоже пишут. Она осталась послушать, что он станет читать. После его выступления попросила прислать стихи ей в Ташкент, чтобы она смогла их читать. После своего выступления Галина написала автору обстоятельное письмо о том, какой успех имели его произведения.Он очень боялся вновь ошибиться, но Галина Разумовская стала для него не только женой. Она стала его глазами, его чувствами, его настоящей любовью. Он нашел в себе силы в этот момент порвать свои прошлые, очень тяготившие его отношения. И уйти к той, которую любит. Свои потрясающие стихи он посвятил именно ей.С тех пор она всегда принимала участие в его творческих вечерах, читала его стихи, сопровождала всюду. Только стихи он писал самостоятельно, вслепую набирая их на печатной машинке.

Эдуард Асадов и Галина Разумовская.Вся жизнь семьи Асадовых была подчинена четкому графику: ранний подъем, завтрак в семь утра и затем в кабинете начитывал стихи на диктофон. После обеда, который всегда был в два часа, поэт садился печатать свои стихи. А супруга уже после начисто перепечатывала их, готовила к сдаче в издательство.Эдуард Асадов с женой, снохой и внучкой Кристиной.Он не использовал в быту никаких приспособлений для незрячих, кроме специальных часов, позволяющих ему определять время. Он очень любил дисциплинированность, терпеть не мог необязательности или непунктуальности.Галина Разумовская в молодости.Галина Валентиновна в 60 лет научилась водить машину, чтоб супруг мог с комфортом перемещаться по городу и посещать дачу. Она категорически отказывалась от приобретения телевизора, ибо считала неэтичным смотреть его при незрячем муже. Зато они вместе слушали радио, а еще Галина Валентиновна читала ему вслух книги, газеты, журналы. Он даже не пользовался палочкой, потому что с ним рядом всегда была Галина, помогавшая и направлявшая его в самом прямом смысле.Эдуард Асадов и Галина Разумовская.Она ушла из жизни раньше своего супруга, скончавшись от сердечного приступа в 1997 году. Поэт вспоминал этот период, как один из самых сложных в своей жизни. Ведь он остался совсем один. И снова писал. Ей, своей любимой, но уже неземной.

  • Сквозь звёздный звон, сквозь истины и ложь,Сквозь боль и мрак и сквозь ветра потерь
  • Мне кажется, что ты ещё придёшь

И тихо-тихо постучишься в дверь…На нашем, на знакомом этаже,Где ты навек впечаталась в рассвет,Где ты живёшь и не живёшь ужеИ где, как песня, ты и есть, и нет.А то вдруг мниться начинает мне,Что телефон однажды позвонитИ голос твой, как в нереальном сне,Встряхнув, всю душу разом опалит.И если ты вдруг ступишь на порог,

Клянусь, что ты любою можешь быть!

Я жду. Ни саван, ни суровый рок,И никакой ни ужас и ни шокМеня уже не смогут устрашить!Да есть ли в жизни что-нибудь страшнейИ что-нибудь чудовищнее в мире,Чем средь знакомых книжек и вещей,Застыв душой, без близких и друзей,

Читайте также:  Побажання на день народження колезі чоловіку

Бродить ночами по пустой квартире…

Но бойцовский характер не позволил ему сдать свои позиции. Он снова ринулся в творческий бой и смог одержать победу над депрессией и одиночеством. На помощь к нему пришли его боевые друзья, все – генералы, как гордо он говорил.Эдуард Асадов.И вскоре в свет вышла его очередная книга «Не надо сдаваться, люди!». Он не сдавался до самого конца, в 2004 году. Он писал, встречался с почитателями своего таланта и искренне радовался жизни до последнего дня, пока сердечный приступ не унес его жизнь.

via

Стихи Эдуарда Асадова о женщине

  • Однажды парком в предзакатный час Шла женщина неспешно по дороге. Красавица и в профиль, и в анфас, И в глубине зеленоватых глаз —
  • Одна весна и никакой тревоги.
  • Была она как ветер молода, И, видимо, наивна до предела, Иначе б непременно разглядела
  • Три тени за кустами у пруда.

Не всем, видать, предчувствие дано. Тем паче если не было примеров Чего-то злого.

В парке не темно, И шла она уверенно в кино

  1. Без всяческих подруг и кавалеров.
  2. Но быть в кино ей, видно, не судьба: Внезапно с речью остроэкзотичной Шагнули к ней три здоровенных лба
  3. С нацеленностью явно эротичной.

Один промолвил, сплюнув сигарету: «Она — моя! И споров никаких!» Другой: «Ну нет! Я сам сожру конфету!» А третий хмыкнул: «Мы красотку эту

По-дружески разделим на троих!»

Закат погас, и в парке стало хмуро. Вдали сверкнули россыпи огней… «Ну, хватит! Брось таращиться как дура! Ступай сюда в кусты!» И три фигуры,

Дыша спиртным, придвинулись плотней.

«Ребята, что вы?!»… Голос замирает, А трое смотрят хмуро как сычи. «Вы шутите? Ну что вас раздирает?!» — «Мы шутим? Да серьезней не бывает!

Снимай же все, что надо, и молчи!»

Один дохнул: «Заспоришь — придушу! Сейчас исполнишь все, что нам угодно! Чтоб выжить — покажи, на что способна!»

  • Она вздохнула: «Ладно… Покажу!»
  • Неторопливо сбросила жакетку И первому, уже без лишних фраз, Ребром ладони яростно и метко

По горлу — словно сталью: раз! И раз!

И вновь — удар! «Теперь души, скотина!» И тут буквально чудо наяву: Почти со шкаф величиной, мужчина

  1. Как сноп мгновенно рухнул на траву!
  2. Другой, взревев, рванулся к ней навстречу, Но тут — прием и новый взмах рукой! И вот уже второй за этот вечер
  3. Как бык уткнулся в землю головой…
  4. А третий, зло зубами скрежеща И целясь впиться в горло пятернею, Вдруг резко вырвал нож из-под плаща
  5. И прыгнул кошкой с бранью беспощадною.

Она же резко вымолвила: «Врешь!» И, сжавшись, распрямилась как пружина. И вот, роняя зазвеневший нож,

  • На землю третий грохнулся детина.
  • И тут, покуда, ползая ужом, Они стонали, мучаясь от боли, Она, как вспышка воплощенной воли,
  • Шагнула к ним с подобранным ножом.

«Ну что, мерзавцы? Отвечайте, что?! Насильничать решили? Дескать, сила? Скажите же спасибо мне за то,

  1. Что я вам жизни нынче сохранила!
  2. Сейчас я вновь в кинотеатр иду, А ровно через два часа — обратно. Однако же прошу иметь в виду: Чтоб даже духу вашего в саду

Здесь просто близко не было. Понятно?!

  • А притаитесь где-то за кустом, Тогда, клянусь, что я на этом месте Лишу вас вашей жеребячьей чести
  • Вот этим самым вашим же ножом!
  • А если ж вдруг найдете пистолет, Намного хлеще сыщете ответ: Ведь я кладу почти что пулю в пулю
  • И рисковать вам даже смысла нет!»
  • Чуть улыбнувшись, строго посмотрела, Губной помадой освежила рот, Неторопливо кофточку надела
  • И легким шагом двинулась вперед.
  • Шла женщина спокойно и упрямо, И строгий свет горел в ее глазах, А сзади три насильника и хама,
  • Рыча от боли, корчились в кустах…

О, люди! В жизни трудно все предвидеть! И все-таки не грех предупредить Мужчин, способных женщину обидеть

  1. И даже силу где-то применить:
  2. Чтить женщину есть множество причин: Когда умом, да и силенкой тоже Она сегодня часто стоить может
  3. И двух, и трех, и пятерых мужчин!

Эдуард Асадов, биография, стихи и поэмы, стихи о любви

  • Видео с Э.Асадовым
  • Наши партнеры
  • Галина
  • Петровна
  • Поэма о первой нежности
  • Шурка
  • Видео — там были собраны видео о жизни и творчестве поэта, аудокниги и ролики на стихи Эдуарда Асадова

Эдуард Асадов – один из моих самых любимых поэтов-лириков. В завораживающих строках о любви, войне, дружбе, природе, чувствах каждый может найти что-нибудь свое. К сожалению, с течением времени мы всё реже и реже вспоминаем о нем, но если стихи о любви Героя Советского Союза на моем сайте затронут хоть частичку души кого-нибудь из посетителей, значит создавал я его не зря. Сейчас поэта уже нет в живых. Но те, кто открыл его ещё при жизни или уже после, с огромной благодарностью и восхищением относятся к нему.

Стихи Эдуарда Аркадьевича Асадова (1923-2004) в 1960-1980-е годы были невероятно популярны среди молодёжи. Миллионы людей читали книги этого поэта – хотя иногда тексты казались наивными, сентиментальными, даже простоватыми. Но школьники, начинавшие писать стихи, делали это «по Асадову».

И причина в том, что он умел говорить с людьми на языке, привычном и понятном им. А ещё очень хорошо представлял себе своего читателя: действительно наивного, не всегда хорошо умеющего выразить свои чувства и изложить мысли. Потому-то стихи Эдуарда Асадова в основном сюжетны: он обязательно рассказывал какую-нибудь историю, очень простую, которую любой неискушённый человек мог счесть своей собственной.

Принято считать, что фраза «в перерывах между боями писал стихи» — некоторое преувеличение, фигура речи.

Действительно, трудно себе представить поэта, ловящего вдохновение между боем и похоронами павших товарищей.

Однако поэзия Эдуарда Асадова рождалась сначала между боями, потом, а позже, в госпитале – между операциями. И слушателями его поэзии часто оказывались люди случайные, попутчики, соседи:

Порой напарник приподнимет бровь И скажет вдруг: – Не посчитай за службу, А ну, давай прочти-ка нам про дружбу! –

И улыбнётся: – Ну и про любовь…

В Асадовских строках:

И вот, когда дыханье пропадает, Уходят силы, а сознанье – дым… Тогда для смерти время наступает И смерть пришла за сердцем за моим.

Да не сумела, не остановила…,

или в его словах о «мальчишечьей душе» видна открытость. Поэта интересуют прежде всего «простые люди», которые не очень-то разбираются в словесных изысках и к слову, даже художественному, подходят просто и прямо. «Темы для стихов беру из жизни. Много езжу по стране.

Бываю на заводах, фабриках, в институтах. Без людей жить не могу. И высшей задачей своей почитаю служение людям, то есть тем, для кого живу, дышу и работаю». Одну из книг поэт так и назвал – «Я люблю навсегда».

«Люблю», «любимые» — слово, повторяющееся у Асадова чаще прочих.

Асадов родился в семье учителей. В конце 1930-х семья переехала в Москву, он закончил школу и получил аттестат зрелости. Через неделю началась война. Асадов воевал в подразделениях гвардейских минометов («катюши»).

Сначала – под Ленинградом. Был наводчиком орудия. Потом офицером, командовал батареей на Северо-Кавказском и 4-м Украинском фронтах. В битве за освобождение Севастополя в ночь с 3 на 4 мая 1944 года был тяжело ранен.

В результате ослеп на всю жизнь.

Иногда говорят: «Сделаться поэтом нельзя. Поэтом нужно родиться». Мысль эта справедлива, но требует уточнения: поэтом нужно не только родиться, но и состояться. Много на свете случаев, когда подававший надежды талант далеко не всегда приносил «урожай». Но Асадов и родился как поэт, и как поэт состоялся.

Он сумел стать нужным не десяткам, сотням или тысячам людей, а миллионам по России, странам бывшего СССР. Его стихи о любви и остальные переведены на украинский, татарский, армянский, эстонский и другие языки. Он универсальный поэт. Его читает не только советское поколение, но и молодежь 21 века; не только рабочие, но и видные деятели столиц.

Я прочитал более сотни его стихотворений, и с каждой строчкой ощущаю всю его любовь к Родине, народу, Земле…

Предлагаем вашему вниманию ряд интересных статей разных авторов, написанных об поэте-лирике, фронтовике, Герое Советского Союза Э. А. Асадове в различных изданиях, а так же несколко интервью с поэтом.

Через несколько дней после выпускного вечера в школе летом 1941 года Эдуард записался добровольцем на фронт. Он был направлен под Москву, где формировались первые подразделения знаменитых гвардейских минометов.

Уйдя на фронт 17-летним юношей, он вернулся слепым – война отняла у него зрение, но не смогла отнять способности чувствовать красоту мира и человеческих отношений. Именно их воспевал Асадов в своих стихах.

За служение народу поэт был награжден орденами и медалями.

Читайте также:  Короткие смс любимой в прозе

С начала 1960-х годов поэзия Эдуарда Асадова приобрела широчайшее звучание. Его книги, выходившие 100-тысячными тиражами, моментально исчезали с прилавков книжных магазинов.

Всего вышло 60 поэтических сборников Асадова, в которые в разные годы вошли такие широко известные его поэмы, как «Снова в строй», «Шурка», «Галина», «Баллада о ненависти и любви». Так же пользуются спросом его стихи о любви.

В этом разделе предоставлен список книг и сборников Эдуарда Асадова.

Стихи Эдуарда Асадова про жизнь

Асадов Эдуард Аркадьевич — О жизни

Любитель Стихов 15 Апреля 2016 Пока мы живы, можно все исправить… Все осознать, раскаяться… Простить. Врагам не мстить, любимым не лукавить, Друзей, что оттолкнули, возвратить… Пока мы живы, можно оглянуться… Увидеть путь, с которого сошли. От страшных снов очнувшись, оттолкнуться От пропасти, к которой подошли. Пока мы живы… Многие ль сумели Остановить любимых, что ушли? Мы их простить при жизни не успели, А попросить прощенья, — Не смогли. Когда они уходят в тишину, Туда, откуда точно нет возврата, Порой хватает несколько минут Понять — о боже, как мы виноваты… И фото — черно-белое кино. Усталые глаза — знакомым взглядом. Они уже простили нас давно За то, что слишком редко были рядом, За не звонки, не встречи, не тепло. Не лица перед нами, просто тени… А сколько было сказано не то, И не о том, и фразами не теми. Тугая боль — вины последний штрих — Скребет, изводит холодом по коже. За всё, что мы не сделали для них,

Они прощают. Мы себя — не можем…

Как много тех, с кем можно лечь в постель.

Как много тех, с кем можно лечь в постель, Как мало тех, с кем хочется проснуться… И утром, расставаясь обернуться, И помахать рукой, и улыбнуться, И целый день, волнуясь, ждать вестей. Как много тех, с кем можно просто жить, Пить утром кофе, говорить и спорить… С кем можно ездить отдыхать на море, И, как положено – и в радости, и в горе Быть рядом… Но при этом не любить… Как мало тех, с кем хочется мечтать! Смотреть, как облака роятся в небе, Писать слова любви на первом снеге, И думать лишь об этом человеке… И счастья большего не знать и не желать. Как мало тех, с кем можно помолчать, Кто понимает с полуслова, с полу взгляда, Кому не жалко год за годом отдавать, И за кого ты сможешь, как награду, Любую боль, любую казнь принять… Вот так и вьётся эта канитель — Легко встречаются, без боли расстаются… Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель. И мало тех, с кем хочется проснуться. Как много тех, с кем можно лечь в постель… Как мало тех, с кем хочется проснуться… И жизнь плетёт нас, словно канитель… Сдвигая, будто при гадании на блюдце. Мы мечемся: – работа…быт…дела… Кто хочет слышать- всё же должен слушать… А на бегу- заметишь лишь тела… Остановитесь…чтоб увидеть душу. Мы выбираем сердцем – по уму… Порой боимся на улыбку- улыбнуться, Но душу открываем лишь тому, С которым и захочется проснуться…
Как много тех, с кем можно лечь в постель, Как мало тех, с кем хочется проснуться… И утром, расставаясь улыбнуться, И помахать рукой, и улыбнуться, И целый день, волнуясь, ждать вестей. Как много тех, с кем можно просто жить, Пить утром кофе, говорить и спорить… С кем можно ездить отдыхать на море, И, как положено — и в радости, и в горе Быть рядом… Но при этом не любить… Как мало тех, с кем хочется мечтать! Смотреть, как облака роятся в небе, Писать слова любви на первом снеге, И думать лишь об этом человеке… И счастья большего не знать и не желать. Как мало тех, с кем можно помолчать, Кто понимает с полуслова, с полу взгляда, Кому не жалко год за годом отдавать, И за кого ты сможешь, как награду, Любую боль, любую казнь принять… Вот так и вьётся эта канитель — Легко встречаются, без боли расстаются… Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.

Все потому, что мало тех, с кем хочется проснуться.

Он обещал вам жизнь в раю: Меха, ковры, квартиру, дачу! А я любовь вам отдаю, Любовь и жизнь свою в придачу. И хоть заманчив жар камней Для сердца женского, но всё же Судите сами: кто бедней?

Решайте сами: что дороже?

Галина Маркова 6 Сентября 2017

Аптека счастья

Сегодня — кибернетика повсюду. Вчерашняя фантастика — пустяк! А в будущем какое будет чудо? Конечно, точно утверждать не буду, Но в будущем, наверно, будет так: Исчезли все болезни человека. А значит, и лекарства ни к чему! А для духовных радостей ему Открыт особый магазин-аптека. Какая б ни была у вас потребность, Он в тот же миг откликнуться готов: — Скажите, есть у вас сегодня нежность? — Да, с добавленьем самых теплых слов. — А мне бы счастья, бьющего ключом? Какого вам: на месяц? На года? — Нет, мне б хотелось счастья навсегда! — Такого нет. Но через месяц ждем! — А я для мужа верности прошу! — Мужская верность? Это, право, сложно… Но ничего. Я думаю, возможно. Не огорчайтесь. Я вам подыщу. — А мне бы капель трепета в крови. Я — северянин, человек арктический. — А мне — флакон пылающей любви И полфлакона просто платонической! — Мне против лжи нельзя ли витамин? — Пожалуйста, и вкусен, и активен! — А есть для женщин «Антиговорин»? — Есть. Но пока что малоэффективен… — А покоритель сердца есть у вас? — Да. Вот магнит. Его в кармашке носят. Любой красавец тут же с первых фраз Падет к ногам и женится на вас Мгновенно. Даже имени не спросит. — А есть «Аитискандальная вакцина»? — Есть в комплексе для мужа и жены: Жене — компресс с горчицей, а мужчине За час до ссоры — два укола в спину Или один в сидячью часть спины… — Мне «Томный взгляд» для глаз любого цвета! — Пожалуйста, по капле перед сном. — А мне бы страсти… — Страсти — по рецептам! Страстей и ядов так не выдаем! — А мне вон в тех коробочках хотя бы, «Признание в любви»! Едва нашла! — Какое вам: со свадьбой иль без свадьбы? — Конечно же, признание со свадьбой. Без свадьбы хватит! Я уже брала!.. — А как, скажите, роды облегчить? — Вот порошки. И роды будут гладки. А вместо вас у мужа будут схватки. Вы будете рожать, а он — вопить. Пусть шутка раздувает паруса! Но в жизни нынче всюду чудеса! Как знать, а вдруг, еще при нашем веке,

Откроются такие вот аптеки?

По первому движению души

По первому движению души Ни злых, ни страстных писем Не пиши, Чтобы жалеть жестоко Не пришлось, Когда остынут счастье

Или злость…

Пусть притворство растет, словно снежный ком. Жизнь ему все равно свой конец положит, Умный может прикинуться дураком,

А дурак притвориться умным не сможет!

Пред вами — дети!

Не бейте детей, никогда не бейте! Поймите, вы бьете в них сами себя, Неважно, любя их иль не любя, Но делать такого вовек не смейте! Вы только взгляните: пред вами — дети, Какое ж, простите, геройство тут?! Но сколько ж таких, кто жестоко бьют, Вложив чуть не душу в тот черный труд, Заведомо зная, что не ответят! Кричи на них, бей! А чего стесняться?! Ведь мы ж многократно сильней детей! Но если по совести разобраться, То порка — бессилье больших людей! И сколько ж порой на детей срывается Всех взрослых конфликтов, обид и гроз. Ну как же рука только поднимается На ужас в глазах и потоки слез?! И можно ль распущенно озлобляться, Калеча и душу, и детский взгляд, Чтоб после же искренно удивляться Вдруг вспышкам жестокости у ребят. Мир жив добротою и уваженьем, А плетка рождает лишь страх и ложь. И то, что не можешь взять убежденьем — Хоть тресни — побоями не возьмешь! В ребячьей душе все хрустально-тонко, Разрушим — вовеки не соберем. И день, когда мы избили ребенка, Пусть станет позорнейшим нашим днем! Когда-то подавлены вашей силою, Не знаю, как жить они после будут, Но только запомните, люди милые,

Они той жестокости вовек не забудут.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector